выставка архмосква дискуссию пожалуйста

Дорогие коллеги, мы пока слабо используем наш сайт, а между тем есть о чем поговорить. Предлагаю обсудить итоги Архмосквы:- заявлена тема NEXT, что это: новые имена или новое поколение, что объединяет участников выставки?- это пожалуй первая Архмосква, где представлено образование, школы, преподаватели, сегодняшние и вчерашние студенты. Что мы можем сказать об архитектурном образовании в России на основании этой выставки? Приглашаю к обсуждению участников выставки, победителей Наташу и Федю, которых слегка запоздало поздравляю с победой, наших студентов, Кирилла и всех кому это интересно. Для затравки вот несколько тезисов:

Не в меньшей степени, чем творческие направления, поколение определяет биография. Биографии кураторы не отбирали. Я внимательно прочел все таблички с c.v. участников и обнаружил много сходства. Но, во-первых, чего я не обнаружил: кто у кого учился. Для рассказа о молодых людях, недавно защитивших диплом, упомянуть учителей было бы естественно. Можно счесть это недоработкой кураторов, а можно тревожным звонком для образования: личность преподавателя котируется меньше диплома. Второе: все стажировались или работали в лучших архитектурных бюро Москвы - как «старых»: «Меганом», «Резерв», «Архитекторы Асс», так и относительно «молодых»: ДНК, BUROMOSCOW, BERNASCONI, реже за границей. Это принципиально важно: запущен механизм преемственности, передачи опыта, который был прерван в начале - середине 90-х, основа, питательная среда всякой профессии и профессионального сообщества. Причем передача опыта происходит как во времени, так и в пространстве, в московских бюро стажировку проходят и архитекторы из других городов России. Старшим есть, что сказать молодым, и молодые признают ценность этого опыта. Существенной частью этой механики отбора и роста являются конкурсы, семинары и выставки, в которых новое поколение архитекторов активно участвует. Чего еще не увидел в биографиях – преподавания (на 24 лауреата только 2 исключения). Особенно это заметно на фоне зарубежных коллег, для которых преподавание именно в начале карьеры является общим местом. Во всем мире школе нужны новые идеи, свежие мозги и энтузиазм. Нашей школой пока новые таланты не востребованы, подождем, пока поседеют. Кроме того, конечно, в условиях изобилия проектной работы, академическая карьера с крошечной зарплатой еще менее привлекательна. На главной архитектурной выставке страны (где более двух десятков архитектурных вузов и кафедр), посвященной молодым архитекторам и студентам, всего 3 (три) образовательные концепции: МЭУП, ТАФ, Малахов. Катастрофически мало. Причем это не институты как таковые, а отдельные очаги внутри них. Что будем показывать через два года?

Из беглого анализа «Арх-Москвы» напрашивается несколько выводов о социальных и институциональных сдвигах в профессии. Первый, очевидный и главный: у нас есть блестящие молодые архитекторы, огромный потенциал завтрашнего дня. Выставка вместе с проводимой СМА «Перспективой» выводит на сцену «второе» поколение постсоветских архитекторов. «Нулевое» - те, кто начал профессиональную деятельность в СССР и основал свои бюро в начале 90-х, «первое», те, кто пришел за ними на рубеже 1990-х-2000-х. «Второе» поколение пришло на достаточно унавоженную почву, уже покрытую тонкой пленкой профессиональной культуры, где сформирован механизм отбора и роста. Это относительно легкий старт. Но времени на разгон нет. Ближайшее будущее определят два фактора: экономический кризис и - как его следствие - отсутствие работы, и становление саморегулирования, вводящего значительные ограничения в профессиональную практику (подробнее см. реплику «Саморегулирование – NEXT» в первом номере газеты СА). На этом фоне особенно важен третий вывод. Образование - в системном кризисе, несмотря на наличие ярких индивидуальностей и сильных концепций. Инновации сосредоточены на его периферии или в сфере практического проектирования, очень зависящей от экономических условий. Школа, защищенная бюджетным зонтиком, могла бы в трудных экономических условиях сохранить потенциал развития архитектуры до следующего витка. Могла бы…

Комментарии

Чорт, это очень интересно, но вот прямо сейчас нет времени серьезно думать. Но я еще вернусь!

А, еще, некстати, можешь сюда напечатать свою статью из СА, или, если она есть в сети, дать ссылку?

Вот текст из первого номера СА.
Не знаю, есть ли у них сайт.

Саморегулирование – Next.

Тема нынешней АрхМосквы – Next, следующее поколение архитекторов, поиск новых имен. В связи с этим всегда актуальным сюжетом возникают непростые размышления о том, в каких условиях в ближайшем будущем придется работать этим самым новым талантам. Не окажется ли АрхМосква выставкой нереализованных возможностей? Я не о кризисе, коллеги. Обсуждать кризис – все равно, что обсуждать погоду: вызывает всеобщий интерес, но приносит мало пользы. Я о саморегулировании.

Профессия сегодня снова находится на переломе, сравнимом по значимости с началом 90х годов. А если заглянуть поглубже в нашу историю, то можно вспомнить начало 30х (ликвидацию творческих группировок и образование Союза архитекторов СССР) или конец 50х (курс на индустриальное домостроение закрытие Академии архитектуры). При всем несходстве этих событий, речь идет о смене формы существования профессии, ее институтов, ее места в общественной и экономической жизни. Последствия начинающихся перемен далеко не очевидны, но небольшой опыт переходного периода позволяет сделать первые выводы.

Идея саморегулирования профессионального сообщества, в частности архитектурного, в основе своей здравая. На принципах саморегулирования устроена профессиональная жизнь во многих странах, прежде всего в англосаксонских (RIBA в Великобритании, AIA в США и др.). Профессиональное сообщество само разрабатывает и внедряет стандарты практики, следит за их соблюдением. Но воплощение этой идеи на нашей почве и по инициативе государства приобретает до боли знакомые черты бюрократического передела рынка.

С точки зрения государства субъектом архитектурной и градостроительной деятельности является юридическое лицо, а не специалист, носитель профессии. Вся намеченная сегодня структура СамРО «заточена» под проектные организации, преимущественно крупные. Архитектор здесь не более, чем штатная единица. Таким образом, из цеха, корпорации специалистов СамРО грозят превратиться в ведомства, «министерства проектирования», созданные пусть на общественных началах, но под контролем государства.

Теперь об «общественных началах». Что у нас ни строй, получается «вертикаль». Уведомительный характер регистрации немедленно превратился в разрешительный. Ростехнадзор, регистрирующий СамРО, негласно требует в качестве условия регистрации поддержку местной администрации. Это означает максимум одну СамРо на регион, в которую хочешь, не хочешь, придется вступать. Справедливости ради отмечу, что на несколько СамРО с 50 участниками во многих регионах просто не найдется проектных организаций.

Наконец, сам предмет деятельности архитектора в процессе реформ все больше размывается. Притчей во языцех стал приказ Минрегионразвития, определяющий перечень проектных работ, где объемно-планировочные решения объединены с конструктивными, а архитектура существует от них отдельно и заключается, вероятно, в рисовании фасада.

Что в сухом остатке: архитектор – скромный служащий большой строительно-проектной организации (в идеале – государственной), на досуге пишет пейзажи акварелью. Смогут ли в этой модели профессии найти себя молодые участники сегодняшней АрхМосквы? При отсутствии налаженной системы конкурсов, их стартовые возможности существенно ухудшаются.

Пожалуй, единственной силой, которая способна повлиять на ситуацию, вступить в диалог с властью, чтобы отстоять интересы профессии, является Союз архитекторов. Его участие в процессе формирования СамРО может решить три задачи:
• Сохранить статус архитектора как специалиста, профессионала, имея в виду не только членов Союза, организовать аттестацию архитекторов, а не фирм
• Поддержать малые проектные фирмы (2-10 сотрудников), где работает множество архитекторов и которые являются точкой роста профессии, дать им шанс проектировать не только загородные дома и квартиры
• Отстоять самостоятельность профессии, рискующей окончательно превратиться в придаток строительного комплекса

Средств для этого у Союза немного. В отсутствие гражданского общества, архитектор в глазах публики и власти не является сегодня значимой фигурой. Весьма ограничен и наш «административный ресурс». Но другого шанса может и не представиться. В любом случае то, что Союз вновь обретает голос, собственный печатный орган – шаг в верном направлении.

Создается впечатление что выставка ориентирована на привлечение потенциального заказчика, с этой точки зрения заявленная тема (поколение NEXT) наиболее коммерчески грамотно представлена дипломными проектами, выполненными в МАРХИ под руководством Анны Боковой (картинки и короткий пояснительный текст) а экспозиция организванная Голдхорном и Ермолаевым далека от реального российского проектирования, также довольно сомнительна коммерческая привлекательность замечательных работ выполненных вашей мастерской посвященных ЦДХ... А по поводу - у нас есть блестящие молодые архитекторы, огромный потенциал завтрашнего дня - архитекторы то у нас есть, но в большинстве случаев коммерческая составляющая профессии в данный момент перевешивает профессиональную...

Выставка совсем не ориентирована на потенциального заказчика, во всяком случае, в части некоммерческих проектов. Насчет коммерчески грамотности презентации боковских студентов я бы поспорил. хотя это и не очень интересно.
Что касается Ермолаева, именно его далекость от "реального проектирования" составляет особенную ценность, поскольку реального-то проектирования у нас видимо-невидимо, а вот содержания у этого проектирования — кот наплакал. Ермолаев предлагает способ знакомства с миром и рефлексии на него, с которыми можно спорить, но которые, тем не менее, имеют гораздо больше отношения к самым нутряным вопросам профессии, нежели что бы то ни было другое на этой выставке. Манера презентации, выработанная ТАФом, лично меня, честно говоря, коробит, но опять же, это не важно, поскольку содержание глубОко.
Говоря о недостаточной коммерческой привлекательности проекта Мастерской, а в следующем абзаце указывая на перевес коммерции, Вы несколько путаете карты, поскольку становится непонятно, что Вас все-таки привлекает — коммерциализация или внутренний профессиональный поиск? Тем более что, если быть строгим, работы молодых архитекторов не блистали ни тем, ни другим, несмотря на оптимизм Никиты.