образование 21 века Главное - мастер

На мой взгляд система образования в МАРХИ как и прочих архитектурных вузах РФ - безликость, отсутствие ориентации на мастера, его авторитет и талант. Во всем у нас главные - чиновники , отличившиеся только одним - преданностью действующим властям. Большего от них не требуют. Но учить этому не надо. Проходимцы осваивают это искусство самостоятельно. И с большим успехом.
Иной раз есть и имена, но их авторитет часто локален и эпизодичен.

Две части образования

Поэтому я бы разделил все в архитектрной школе на две части-
1. Класс мастера
2. Обслуживающие дисциплины.
Мастер изьбирается - хотя как, я не очень себе представляю, так как у нас разрушен не только институт лидерства, но и механизм его опознания
Обслуживание или обязательные предметы на Западе ведется по модулям и выбору с учетом обязательного количества предметов. необходимых для квалификационного уровня, хотя их подбор может варьироваться - от математико-инженерных до правовых и философских профилей.

Реальность

Ответ на вопрос- что такое РЕАЛЬНОСТЬ - не даст никто- это личная позиция. Насколько она далека от реальности? Бывает очень далека, что не меняет дела. Реальность изменчива.
Авторитет мастера должен постоянно подтверждаться - но не только мнением самих студентов. Ибо из этого часто вытекает популизм мастера. Но мнение студентов, коллег. профессионального и сообщества, интеллектуальной элиты - все важны.
Для некоторых авторитетных фигур должна существовать норма пожизненного поста - это избавляет его от борьбы за свой авторитет всеми методами, часто недостойными.
Но при этом он, сохраняя пост, может лишаться самих студентов - что заставит его быть в курсе.

Архитектор и Архитектура

Архитектор 21 века - фигура, вида пока что не имеющая. Есть много проектов - менеджер, социолог, методолог, свободный художник, оккультный учитель, святой, случайный человек, авангардист, традиционалист, урбанист, космист, идеалист, прагматик, юный романтик, старик, мужик, женщина и пр.
Поэтому основная проблема реальности неразрывно связана с выявлением типов и значимости самой фигуры, а, следовательно, и смысла профессии. Ни историк, ни инженер, ни философ на эти вопросы ответить не может. Это продукт таинственной самоидентификации.
Единственное, что мы можем сегодня сказать о самом процессе этой самоидентификации это - незараженность стяжательством и карьеризмом, честность, искренность и готовность сомневаться, постоянный эксперимент над собой и своим делом.
Второй вопрос - отношение к себе и миру. Патриот, космополит, неувереный в себе, уверенный в себе, чуткий, глухой и пр.
Никто не имеет априорных прав и преимуществ.
Третий вопрос - значимость риска и готовность к ошибке. Не нужно думать, что истину знает Иванов, Петров или Ученый совет из Ивановых и Петровых, что истину знает Медведев или Путин, начальник или редактор. профессор или академик.
Истину невозможно знать. Вот тезис, который, не отменяя ее существа и существования, заставляет видеть истину в ее осуществлении.

Сроки

Архитектурное образование и архитектурное творчество неразрывны. Архитектор учится всю жизнь, Прогресс архитектуры во внеличном выражении в скором времении вернется к совершенствованию личного творчества, никак не соперничая с другими прогрессами-личностями. Вопрос о совершенстве есть вопрос о смерти ( свершении, завершенности) . Приближение к ней не всегда означает уровень совершенства, но смерть и бессмертие шествуют рядом.

Фатум

К сожалению, мы долджны признать, что все наши усилия необходимы, но не достаточны для того. чтобы родить Архитектуру. Это фатальный выбор. Он предопределяет скромность мастера, а иногда его отчаяние. Витгенштейн сказал -"великую архитектуру создают только великие эпохи". Архитектор не властен над величием эпохи. Но Витгенштейн, возможно, был не прав. Великую архитектуру создает само понимание ее фатальной неопределенности.

Комментарии

Реальность определяется количеством истины, уже доступной сознанию и количеством условностей заменяющих то, что еще закрыто. Именно эта пропорция делает реальность индивидуальной. Для того чтобы сознание научилось избавлятся от условностей, необходимы серьёзные преграды, создание бархатных условий, очень сомнительно, но и с фатальностью не соглашусь.

"Истину невозможно знать. Вот тезис, который, не отменяя ее существа и существования, заставляет видеть истину в ее осуществлении."

Тут какое-то противоречие в самом высказывании. Если по-вашему, то истина нас вовсе не должна интересовать. А не зная её как думать об осуществлении её? Практика профессии показывает, что всё наоборот. Истину возможно знать и следовать ей возможно. Начать хотя бы с истины о «Пользе, Прочности и Красоте». Или в 21 веке это уже не истина для архитектора? Искажение этой истины в пользу одной (или двух) из составляющих тоже не отменяет её, а лишь говорит о том, что в текущем периоде истина искажена, по тем или иным причинам. Неследование этой истине действующими или предыдущими архитекторами лишь подтверждает её (как пример обратного), а не умаляет её.

"основная проблема … связана с выявлением … смысла профессии… Это продукт таинственной самоидентификации."

"… отношение к себе и миру. Патриот, космополит, неуверенный в себе, уверенный в себе, чуткий, глухой и пр."

Если я правильно Вас понял, такова основная проблема.
Мне кажется, что основная задача профессионального образования заключается как раз не в таинственной самоидентификации, а в формулировании конкретных мер (средств, методов) для воспитания профессионала, имеющего четкое отношение к себе и миру. И тогда уже из предлагаемых качеств можно что-то выбрать.
На пример, из пары «чуткий-глухой» следует выбрать чуткий (к человеку, к месту, к стилю …) Вот эти пары-антонимы весьма наглядны и могут быть очень полезны для самоидентификации.

Про «класс мастера». В том и состоит принципиальное отличие этой группы от системы МАрхИ, что это не «класс мастера». Если бы Евгений Викторович изложил здесь педагогическую теорию «Отражения ученика в учителе», то эта разница была бы очевиднее. Вероятно, он это сделает позже. В свое время, мне как студенту, краткое её изложение очень помогло в самоидентификации. А то ведь то и дело хотелось делать «как мастер», под чей-то стиль, копировать что-то уже виденное, без осознания принципов и истоков. Это легкий путь. Что с того, что многие им идут?

Мастер, как я понимаю Александра Гербертовича, тот, кто может сформулировать собственную концепцию обучения, чему и как учить, и претворить ее в жизнь. Фигура эта не столь сакральна и в просторечии всего мира называется профессор, руководитель группы по-нашему. Коль скоро человек избран на эту должность на срок или постоянно (механизм избрания наверное не всегда объективен), дальше ему доверяют работать так, как он считает нужным. Огрнаичения минимальны и касаются прежде всего сроков сдачи проекта, учебной нагрузки и прочих формальных вещей. Поэтому программа по архитектуре многих учебных заведений укладывается в один листок А4. Как правило формулируется тема семестра, предельно широко, например "здание в городском контексте" или "жилье". У нас программа - это толстый том, скрупулезно описывающий что и как должен делать преподаватель, когда проетировать музей, когда школу и пр. Таким образом преподаватель есть просто исполнитель этой программы и будучи таковым ничем не отличается от других преподавателей, студентам иничего не надо выбирать, и сама программа одна на всех и не меняется десятилетиями.

Так что интереснее конечно обсудить какие бывают мастера, и соответственно, педагогические системы, способы обучения. Приглашаю к дискусии Катю Ножову, чьи заметки нам очень помогают, всех, кто учился зарубежом, расскажите о своих наблюдениях.